22:56 

Terkada
Нас море разделить не сможет // ни шёпот волн, ни грохот льдин // Одна судьба, и ясень тоже // один.
Название: Двенадцать
Размер: драббл, 799 слов
Пейринг/Персонажи: Ротгер Вальдес, Олаф Кальдмеер, смерть
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Давние деловые отношения Вальдеса со смертью.
Примечание: Написано на заявку OЭ-феста: Смерть приходит за Кальдмеером, но Вальдес её не пускает.

Когда ранили Альмейду - он ждал её, сидя в кресле, в двух шагах от его кровати. Когда болел Вейзель - сидел в прихожей, выгнав оттуда его жену и детей. Ради кровного врага, пришедшего с боя взять его родной город, он вышел на улицу, дрожа от холода и пытаясь согреться вином.
Она подошла из-за спины, обняла его за плечи, как всегда, и опять не смогла согреться.
- Увы, Ротгер. Не в этот раз. - Он упрямо молчал и смотрел ей в глаза. - Его ждут уже два дня, он и так задержался. Но лучше его, чем тебя, верно?
- Он в моём доме. - Он покачал головой. - И начнёт умирать только после меня.
- Такие ранения... - Она уже видела, знала, чем это заканчивается. - Даже ты бы не выкарабкался. Ты вообще смог бы жить? После такого разгрома?
- Один вымпел для него найдётся. - Он упрямо сжал губы. - С одним уже можно жить дальше.
- Нет. И от тебя ничего бы не осталось. Вы бы легли на дно, он и ты. Вместе. - Он не отвечал. - Но лежать в твоей постели куда приятнее, верно?
Он собирался дать ей пощёчину, но сдержался, и она это оценила.
- Его развернул к себе Альмейда. Он бы меня не достал.
Она оскалилась:
- А пушки "Святого Эберхарда" думают иначе...
- Плевать. - Он сверкнул глазами. - Я не буду его хоронить. Я не могу. Эта земля ему не родная...
- Он проиграл, Ротгер. Он теперь никто. Ему все равно, где лежать.
Он зло оборвал её:
- Для меня он все равно адмирал.
- А ты выглядишь хуже, чем он. - Она потрогала его щёку. - Как будто из тебя всю кровь выпустили. Так и будешь охранять двери? Не адмирал, а сторожевая собака...
Он отстранился.
- Он надеялся, что я не приду.
- Предложил бы ему выпить.
- Он отказался.
- Ты не мог настоять?
- Он впал в беспамятство. Стал называть по именам свои корабли.
- Значит, у тебя было много времени. - Она помолчала. - Не знаю... В Альмейде было много жизни, он боролся изо всех сил. Этот жить не может и не хочет. Он тебя не поблагодарит...
- Мне не нужна его благодарность. - Он взглянул ей в глаза. - Мне нужна его жизнь. Всё. Это ты можешь сделать?
- Его уже вычеркнули.
- Так впиши обратно!
- Уже вписала кое-кого. - Она дёрнула его за рукав, и он заледенел за секунду. - Ещё не поздно вычеркнуть!
Он не отнимал руки.
- Так впишешь или нет?
- Мне нужно что-нибудь взамен. - Она оскалилась. - Кто-нибудь. Не ты. Как насчёт Фельсенбурга? Тебе до него нет дела...
Она видела, что такого он не ожидал. Что это был бы самый лёгкий выход из всех, такой удобный и простой...
- Но он, он будет ненавидеть тебя. Он узнает, ты сам понимаешь.
- Он и так меня ненавидит. - Вальдес отвернулся. - Если ненавидит, значит, ещё жив. Я бы держался на ярости.
- Конечно. - Она рассмеялась. - Ты знаешь, что за тебя никто ничего не предложит. С ним я буду другой. Он спокойно закроет глаза и даже не почувствует боли.
- Нет. Я не дам. Возьми что-нибудь другое. - Он снова посмотрел на неё. - Неужели ты больше не продаёшься?
- Я-то, Ротгер? - Она зашипела. - Конечно... Я всегда продаюсь, если ты просишь...
- Ну?
- Изволь. Двенадцать человек. Такая сделка тебя устроит?
Ей показалось, что он стал бледнее от её слов.
- Ты же меня хочешь забрать, а не их, - он сам взял её за руку. - Кого? Почему двенадцать?
- Что, он столько не стоит? - Она подождала. - Чужих, Ротгер. Ты поймёшь, когда их увидишь. Будешь знать, что делать. - Она отняла руку. - Считай, что это аванс. Не подведи.
Она не ждала, что он будет благодарить за такое, но он кивнул.
- Только что ты будешь делать дальше? - Она посмотрела на него с жалостью. - Будешь жечь корабли, травить лошадей, только бы он не вернулся в Дриксен?
- Буду охранять его двери, - огрызнулся он. - Потом решу. Он решит. Если захочет - вернётся.
- Захочет, - сказала она твёрдо. - Говорю тебе это сразу, чтобы ты не надеялся.

Она отошла в сторону и ещё долго смотрела на него. Смотрела, как он поднимает бокал, как салютует ясеню, на котором два дня назад его могли повесить. Ветер был ночной, холодный, но на ясене не дрогнула ни одна ветка. Не дрожал ни один листок. Она вздрогнула сама, когда в доме скрипнула половица, и тот, кто ещё недавно был по ту сторону, что-то спросил у её Ротгера. Она не слышала, что, но Ротгер ответил так громко, что не расслышать было нельзя:
- А вино, господин Кальдмеер, было так себе! Я решил, что буду пить его один. Вы ничего не потеряли... Олаф. Пойдёмте, я открою вам другую бутылку.

@темы: 16 тур

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Terkada

главная